Марк юрьевич каверзин

Каверзин марк юрьевич биография

Марк юрьевич каверзин

По мнению адвоката, это лишь говорит о его передвижениях между Веерной, 3 и Веерной, 46, а не о причастности к убийству Немцова.

Говоря о командировочном удостоверении Дадаева, Каверзин замечает, что оно было чистым, незаполненным и не может говорить о чем-либо: «Ну было оно и было. Может, не сдал он его. Может быть, это и какое-то нарушение, я не знаю».

По его словам, оставшиеся в квартире документы показывают, что Дадаев не пытался скрыть свое нахождение в Москве — иначе там «было бы убрано все подчистую».

«Дадаев 11 лет проходил службу, он достаточно опытный человек», — говорит адвокат.

«Открытость его передвижений говорит о том, что он не совершал никаких конспиративных действий», — замечает адвокат. «Он что, одевал усы, менял свое лицо, менял одежду? Вот это была бы конспиративность», — считает Каверзин.

Адвокат напоминает о показаниях риелтора, согласно которым квартира была приобретена на Артура Геремеева, но Дадаев никакого отношения к этой сделке не имеет. «Сторона потерпевших постоянно говорит о Руслане Геремееве как о причастном, но давайте посмотрим правде в глаза — он, что обвиняемый? Он даже не допрошен.

Марк каверзин адвокат

Адвокат напоминает о раневых каналах и выстрелах, которые были произведены в Немцова. «Произвести шесть выстрелов за три секунды даже технически невозможно», — подчеркивает Каверзин.

Но следствие никак не устанавливало эти обстоятельства стрельбы и не проводило никаких экспериментов, которые подтвердили бы, что преступление можно было совершить при указанных обстоятельствах. «Не установлено, кто же конкретно стрелял в Немцова на протяжении трех секунд, пока машина закрыла обзор», — заключает Каверзин.

Каверзин указывает на показания Будникова и Дурицкой, которая называет только одного человека, пытавшегося поднять Немцова — но по камере ТВЦ видно, что на мосту находились и проходили мимо восемь человек.

В том числе люди, которые спускаются под мост возле седьмого фонарного столба, когда к уборщику подъезжает какой-то автомобиль. «Сколько же времени Дурицкая отсутствует на мосту?» — спрашивает адвокат и указывает, что на записи Дурицкая на некоторое время пропадает. Появляется она только в 23:42.

«Фактически она отсутствовала на мосту пять минут, и с кем она находилась, нам неизвестно! Она умолчала об этом» — говорит Каверзин.

«Решать вам! Думать и решать только вам», — в очередной раз добавляет он.

Каверзин говорит об автомобиле, который в 23:31 по карточке камеры учета проезжает по мосту — и это не ZAZ, а автомобиль с номером 549, из 176 региона — Каверзин говорит, что ярославский номер, но кода 176 в России пока нет.

Он вспоминает допрос менеджера массажного салона, которая вспоминала, что Дурицкая в тот день очень торопилась, а затем говорит об осмотре экспертом гильз с места преступления.

Эксперт пришел к выводу, что установить биологические следы на них не представилось возможным — причем не только на этих гильзах нет отпечатков, но и на гильзах из дома Дадаева в Ингушетии.

Дадаев, исходя из обвинения, «очень плотно контактировал» с этими патронами, но по каким-то причинам, «достаточно странным», говорит Каверзин, никаких следов на них не оставил.

Каверзин называет «странным» и предположение о том, что Дадаев, готовясь к преступлению, аккуратно, в перчатках, положил эти патроны у матери.

Адвокат вспоминает об экспертизе, которая сказала, что пули выпущены из одного типа оружия — но при этом говорит о множестве типов этого оружия, из которого они могли быть выстрелены. «Эксперты не смогли установить четко и ясно, из какого боевого оружия эти пули были выпущены», — объясняет он.

Каверзин забегает вперед, пересказывая первые показания Дадаева, от которых тот отказался: о том, как тот якобы стрелял в Немцова.

Каверзин напоминает, что перед присяжными «настоящий живой человек, и здесь решается его судьба».

Каверзин ставит перед присяжными вопросы, на которые им придется ответить, вынося вердикт в отношении Дадаева: доказано ли, что уже в сентябре 2014 года было принято решение убить Немцова; доказано ли, что Дадаев в сентябре объединился с другими участниками группы, которым были обещаны 15 млн рублей вознаграждения; доказано ли, что Дадаев руководил всей группой; что он приобрел патроны; что постоянно перевозил членов группы на автомобиле Mercedes именно с целью подготовки преступлений; что вел скрытое наблюдение за Немцовым; что автомобиль ZAZ Chance приобрел именно он, а потом на этом же автомобиле следил за Немцовым; доказано ли, что именно Дадаев вооружился 27 февраля пистолетом и начал следить за Немцовым; доказано ли, что именно Дадаев 27 февраля произвел выстрелы в жизненно важные органы Немцова; доказано ли, что он скрылся с другими соучастниками.

«Доказаны ли все эти действия? Я думаю, что в совещательной комнате эти вопросы будут иметь для вас очень важное значение», — говорит Каверзин.

Он напоминает, что вошел в дело, когда оно уже было в суде. Поэтому видел только то, что в суде представлялось присяжным: «Я пережил много эмоций в себе, и это были достаточно сильные эмоции». Он обещает разобрать все доказательства, предъявленные обвинением, и показать, что именно они демонстрируют: Дадаев не совершал тех действий, в которых его обвиняют.

Марк каверзин адвокат биография

Каверзин просит присяжных руководствоваться «здравым смыслом и логикой». «Только вы можете оценивать достоверность и достаточность представленных вам доказательств. Прошу вас учесть, что достаточность оценивается не количеством, а информативностью представленных доказательств», — замечает защитник.

«Вы — судьи факта, а не эмоций. Искренне надеюсь на вашу гражданскую принципиальность и жизненный опыт», — заканчивает он свою речь. «Конечно, много было сказано. Но защита не в словах. Она в вас самих, в сердце и в разуме», — добавляет защитник.

Улики против Дадаева не выдержали разбора в зале судебного заседания, уверен Марк Каверзин.

Можно прийти только к одному выводу — материалами дела не доказаны все действия, которые вменяются Дадаеву и, главное, не доказано, что он стрелял в Бориса Немцова. Он просит признать своего подзащитного невиновным.

«Очень много странностей в уголовном деле, очень много моментов, которые объяснить никто и ничто не может. Думайте сердцем и вашим жизненным опытом. Большое спасибо вам», — прощается Каверзин.

Адвокат Марк Каверзин закончил.

Его подзащитный Заур Дадаев говорит, что согласен с ним и не хочет выступать.

Марк каверзин адвокат фото

В суде он говорил о том, что был в Москве в декабре 2014 года, уехал домой, а потом вернулся в середине января. Каверзин подробно рассказывает о биллинге телефонов Дадаева, который находится 27 февраля где угодно, но «не там, где Немцов». Слова из обвинительного заключения о том, что уже в 11 утра Дадаев вооружился и начал следить — «это абсурд», говорит адвокат.

Марк Каверзин снова вытягивает руку, показывая выстрел, и снова говорит о ранениях Немцова, которые идут «снизу вверх».
Он снова садится на колено, показывая, как, по его мнению, должен был стрелять убийца. «Марк Юрьевич, вы же уже говорили это. Вы страничку не перепутали?» — замечает судья.

Адвокат продолжает. Он снова говорит, что, по его мнению, стрелявший, чтобы получилась рана на передней поверхности нижней трети груди слева, должен был находиться лицом к нему или сбоку слева.
Между тем, слева шла Дурицкая, напоминает Каверзин, которая никого не видела и говорила, что стреляли из машины. «Все эти сомнения неустранимы», — снова повторяет он.

Каверзин говорит о противоречиях в первых показаниях Губашева и Дадаева относительно того, откуда взялся пистолет, где его хранили и куда потом дели после убийства. Он напоминает, что в признательных показаниях Губашев утверждал, что Дурицкую через окно узнали по белой шубе, между тем менеджер Bosco Cafe говорил, как Немцов и Дурицкая снимали одежду.

Нельзя с уверенностью сказать, что Заур Дадаев виновен, повторяет Каверзин.

Марк каверзин адвокат заура дадаева

  • штрафы при нарушении ПДД
  • обжалование незаконных действий сотрудников ГИБДД
  • возмещение материального вреда при ДТП
  • возмещение вреда здоровью при ДТП
  • споры со страховыми компаниями – ДТП | угон | ущерб
  • «скорая юридическая помощь» при ДТП
  • Бизнес
  • проверки государственных органов, споры с госорганами
  • корпоративные споры – споры акционеров | участников ООО
  • открытие фирм | регистрация некоммерческих организаций
  • юридическая защита бизнеса | бизнес адвокат
  • антирейдер – защита от рейдерских захватов
  • юридическое сопровождение бизнеса | абонентское обслуживание
  • участие в деловых переговорах
  • таможенные споры
  • лицензирование
  • оффшоры
  • защита деловой репутации
  • Due Diligence
  • Сопровождение ВЭД
  • Корпоративное право
  • Корпоративное право
  • банкротство предприятия
  • сделки купли-продажи бизнеса / долей ООО / акций
  • Налоговое право
  • налоговые споры
  • налоговое планирование | налоговая оптимизация
  • международное налоговое планирование
  • Медиация
  • медиация
  • Гражданские споры
  • гражданские споры
  • досудебное урегулирование гражданских споров
  • представительство в судах общей юрисдикции, в мировых судах
  • составление процессуальных документов (исковое заявление, отзывы, ходатайства .

Адвокат каверзин марк юрьевич

Она, напомнил адвокат, изначально подумала, что стреляли из проезжавшего мимо автомобиля.

Чтобы никто не сомневался, что убийца Немцова был не один, адвокат ещё раз напомнил, что невозможно за три секунды сделать шесть выстрелов.

Источник: https://gbustkr.ru/info/kaverzin-mark-jurevich-biografija/

Убийство Немцова: адвокат Дадаева каталогизировал ошибки обвинения – BBC News Русская служба

Марк юрьевич каверзин

  • Виктор Нехезин
  • Би-би-си, Москва

Кто убил Бориса Немцова? Восемь месяцев процесса, казалось бы, должны были дать ответ.

Адвокат Марк Каверзин, представляющий интересы Заура Дадаева, в течение почти пяти часов подробно перечислял присяжным ошибки, которые, по его мнению, допустило обвинение на завершающемся в Москве процессе по делу об убийстве Бориса Немцова.

Каверзин попытался не упустить все возможные спорные моменты и недоработки следствия, одновременно убеждая присяжных в том, что любые обоснованные сомнения они должны трактовать в пользу подсудимых.

На этом сторона защиты закончила свое выступление на этапе прений, однако 20 июня все участники процесса смогут еще раз выступить с так называемыми репликами – своими возражениями на то, что во время прений говорили их оппоненты.

Таким образом, слушания в Московском окружном военном суде по этому делу наконец вышли на финишную прямую: 20 же июня подсудимые, видимо, выступят с последним словом, после чего присяжные удалятся для вынесения вердикта.

В отличие от своих коллег адвокат Марк Каверзин построил свое выступление по четкой схеме: сначала напомнил все пункты обвинения в отношении своего подзащитного, а потом последовательно разобрал доказательства обвинения в том порядке, в каком они представлялись присяжным на протяжении всех восьми месяцев этого процесса.

“Сложность не в том, чтобы разобраться в доказательствах – а они сложные! – а понять, что является доказанным, а что нет”, – напутствовал он присяжных в начале выступления.

Адвокат насчитал в обвинительном заключении Заура Дадаева 10 пунктов.

Дадаев обвиняется в том, что он: 1) руководил преступной группой, 2) приобрел для слежки за Немцовым телефоны и машину ЗАЗ “Шанс”, 3) приобрел патроны и хранил их в квартире своей матери в Малгобеке, 4) перевозил членов преступной группы на автомобиле “Мерседес”, 5) искал информацию о Немцове в интернете и передавал ее другим членам группы, 6) следил за Немцовым на машине ЗАЗ “Шанс”, 7) 27 февраля 2015 года, вооружившись пистолетом, выследил Немцова, 8) и, действуя по заранее разработанному плану, выстрелил в Немцова шесть раз на пешеходной дорожке Большого Москворецкого моста, причинив ему несовместимые с жизнью ранения, 9-10) приобретал, хранил и носил огнестрельное оружие.

Марк Каверзин предложил присяжным задаться вопросом: доказано ли, что в сентябре 2014 года уже было принято решение убить Немцова? Доказано ли, что Дадаев объединился с другими участниками? Доказано ли, что именно Дадаев купил машину ЗАЗ “Шанс”? И так далее – по всем пунктам обвинения.

“В деле много доказательств, которые подтверждают, что Дадаев много общался с другими подсудимыми, что на нем есть следы выстрелов, что кто-то вышел из-за мусороуборочной машины и сел в серую машину. Но доказывают ли эти факты, что это был именно Дадаев?” – рассуждает адвокат.

“Человек, который убил Немцова, до сих пор не установлен органами предварительного следствия – это мое глубокое убеждение”, – категорически настаивает Марк Каверзин.

Сомнения, по словам адвоката, вызывают самые базовые представления обвинения о том, как было совершено убийство.

Например, ни на одной видеозаписи – ни с камеры телеканала ТВЦ, ни с видеорегистраторов проезжавших машин – не видно, как убийца преследует Бориса Немцова и Анну Дурицкую от Красной площади до места убийства на Большом Москворецком мосту.

Непосредственным исполнителем преступления следствие считает Заура Дадаева

На записи ТВЦ убийца, считает Каверзин, становится виден лишь тогда, когда уже выходит из-за мусороуборочной машины, чтобы вскочить в подъехавшую машину.

Следствие так и не нашло орудия убийства – пистолет, – а эксперты ФСБ по найденным гильзам и пулям так и не могли точно установить марку оружия, лишь его калибр – 9 мм.

На гильзах нет никаких следов – ни отпечатков пальцев, ни генетических материалов, по которым бы можно было установить, кто заряжал оружие.

Отдельно и подробно Марк Каверзин остановился на анализе ран, полученных Борисом Немцовым.

Для этого он при помощи коллеги Магомеда Хадисова продемонстрировал присяжным своеобразный макет – то ли рубашку, то ли халат, на котором фломастерами были отмечены входные и выходные отверстия от пуль.

Каверзин указывает на две странности в расположении отверстий. Первая – что из трех сквозных ранений два идут снизу вверх, а одно – сверху вниз. Вторая – что одна из пуль попала в Бориса Немцова в левую часть груди, а не спины – то есть, по мнению адвоката, не сзади, а спереди.

Обвинение же утверждает, что убийца во время стрельбы находился сзади и несколько левее Немцова, в 3-5 метрах от него.

“На примере раневых каналов уже прослеживается нестыковка, а если мы не можем устранить это противоречие, то можем ли мы говорить, что вина Дадаева доказана? Нет, не можем”, – считает Марк Каверзин.

Не менее подробно Каверзин остановился на эпизоде предполагаемой покупки Дадаевым машины ЗАЗ “Шанс”.

Накануне второй адвокат Дадаева, Шамсудин Цакаев, подробно описал доказательства того, что Дадаева вообще не было в Москве 20 октября 2014 года, когда – согласно договору купли-продажи – был куплен автомобиль.

Марк Каверзин же фактически поставил под сомнение сам факт того, что ЗАЗ “Шанс” был продан автосалоном именно в этот день, не говоря о том, кто был его покупателем.

По мнению адвоката, показания свидетеля Трапезина, менеджера автосалона, совершенно не заслуживают доверия: Трапезин смог опознать Дадаева в качестве покупателя, но, по словам Каверзина, не помнит никаких других подробностей того дня – например, кто же ставил подпись в договоре купли-продажи.

Подчерковедческая экспертиза точно установила, что это был не Дадаев.

Подозрительным выглядит и утверждения Трапезина о том, что он видел новенький паспорт Дадаева. На самом деле, как было показано Каверзиным на одном из заседаний суда, паспорт у Дадаева был только один, выданный в 2003 году, то есть довольно старый.

Не менее странным Марк Каверзин считает и то, что автосалон не сообщил о продаже машины ее предыдущему владельцу.

С “запорожцем”, по мнению стороны защиты, связаны и многие другие странности. В этой машине найдены генетические следы Дадаева – Марк Каверзин назвал их “единственными доказательствами, которые обвинение предъявило Дадаеву, чтобы хоть как-то привязать его к преступлению”.

Однако экспертиза не обнаружила никаких человеческих запахов в этой машине, в том числе Дадаева. Такое могло произойти, согласно выводам эксперта, если Дадаев не находился в машине достаточно долго.

“Но если, как говорит обвинение, он передвигался, ездил на нем в течение нескольких месяцев, то почему эксперт говорит, что не было длительного соприкосновения объекта с предметами?” – задается вопросом Каверзин.

И совсем уж странными выглядят передвижения ЗАЗ “Шанс” 28 февраля 2015 года – когда, согласно всем данным обвинения, машина должна была стоять в Трубниковском переулке, где злоумышленники якобы бросили ее сразу после убийства Немцова. Тем не менее, система “Поток” зафиксировала этот автомобиль днем 28 февраля в районе Боровского шоссе – на совсем другом конце Москвы.

Марк Каверзин напомнил присяжным, что подобные же странные перемещения “запорожца” были отмечены и позже – 5, 6 и 13 марта. Правда, на эти числа обвинение получила объяснения от ФСБ – что ЗАЗ “Шанс” перемещали на эвакуаторе по Москве “для выполнения следственных действий”.

Адвокату Дадаева, естественно, эти объяснения кажутся недостаточными и крайне подозрительными.

“С наличием таких доказательств можно утверждать, что Дадаев непричастен к этому преступлению”, – повторил Каверзин.

Согласно видеозаписи камеры ТВЦ, убийство Бориса Немцова произошло в промежутке между 23 часами 31 минутой 16 секундами и 23 часами 31 минутой 19 секундами, то есть за две-три секунды.

“Произвести шесть выстрелов за три секунды невозможно”, – уверенно заявляет Марк Каверзин.

Точно так же невозможно, по его мнению, было в это короткое время поздним вечером 27 февраля с расстояния в 100 метров рассмотреть щетину Дадаева – а именно это сделал свидетель Молодых, заявивший в суде о том, что Дадаев похож на мужчину, стрелявшего в Немцова.

Отсчитав шагами от “аквариума”, где на скамье подсудимых сидит Заур Дадаев, около 10 метров и попросив выключить в зале свет, адвокат обратился к присяжным: “А теперь прибавьте к этому еще 90 метров, плохое освещение, вечер, моросящий дождь. Можно ли говорить, что Молодых видел Дадаева на мосту? Каждый из вас понимает, что с такого расстояния и при таком освещении это невозможно”.

Решением судьи Юрия Житникова Анзор Губашев удален из зала заседаний до окончания прений сторон

Под конец выступления Марк Каверзин привел пример, по его словам, совсем уж вопиющей недобросовестности экспертов. Их попросили ответить на два вопроса о двух мужчинах с видеозаписи камер ГУМа – являются ли эти мужчины (один высокий в трикотажной шапочке, другой пониже в бейсболке) Бесланом Шавановым и Анзором Губашевым.

Обвинение уже оглашало результаты экспертизы: мужчины похожи на Шаванова и Губашева, но точно идентифицировать их невозможно.

Однако, по словам Каверзина, обвинение умолчало или не заметило, что в ответе экспертов содержится описание только одного мужчины – высокого в шапочке. То есть с формальной точки зрения, экспертиза вообще ничего не говорит об Анзоре Губашеве.

Как бы ни объяснялась эта ошибка, доверять такой экспертизе и таким экспертам – невозможно, считает адвокат Каверзин.

“Очень много странностей в этом уголовном деле, очень много моментов, которые никто и ни что объяснить не может”, – сделал он вывод.

Следующее заседание суда состоится 15 июня, но без участия присяжных.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-40206288

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.