Татьяна зайферт

Адвокат Зайферт Татьяна Евгеньевна

Татьяна зайферт

Уникальное дело на днях завершилось в Дзержинском районном суде Петербурга. Бывшую служительницу Фемиды приговорили к 3 годам заключения за покушение на мошенничество.

Татьяну Зайферт, в прошлом федерального судью, окрестили лидером ОПГ и почти рейдером.

Ее признали виновной в том, что она организовала преступную группу и пыталась «юридически» захватить помещение в здании на Лиговском проспекте стоимостью около 9 миллионов рублей.

Зайферт слушала приговор бывшей коллеги — судьи Анжелики Морозовой, — прислонившись к клетке для подсудимых, протестующе качая головой, то и дело округляя глаза от удивления.

Она считает себя полностью невиновной, жертвой «семейного конфликта» между ректором Горного института, «другом Путина» Владимиром Литвиненко и его дочерью — депутатом Ольгой Литвиненко, помощницей которой Зайферт когда-то являлась.

Сюжет преступления бывшего судьи вертится вокруг нежилого помещения на Лиговском проспекте стоимостью чуть более 8,8 миллиона рублей. Как теперь установил суд, в 2010 году лакомый кусок в центре города попал в поле зрения петербуржцев Михаила Кириенко и Дмитрия Горака.

Мужчины замыслили рейдерство — то есть решили подделать правоустанавливающие документы и присвоить помещение себе, чтобы затем перепродать. Возможно, они были уверены в успехе своего предприятия из-за того, что владелец здания страдал наркотической зависимостью.

Компаньоны обратились к «авторитетной» Татьяне Зайферт — судье в отставке (она служила в Калининском районном суде).

Зайферт «в ходе встреч с Кириенко и Гораком приняла решение о создании организованной преступной группы и приняла на себя роль лидера» (так звучит в приговоре).

Женщина, по мнению суда, набросала план захвата, научила «партнеров», как юридически присвоить помещение, и даже организовала у дверей охрану, в результате чего всех, кто занимал помещение, выкинули на улицу, а недвижимость стали присматривать новые покупатели.

По мнению суда, прибыль планировали разделить на троих. Но дело сорвалось, так как наркозависимый владелец здания и его сестра вовремя обратились в полицию.

Троицу арестовали и предъявили обвинение в покушении на мошенничество, совершенное организованной группой в особо крупном размере. Зайферт поместили в изолятор.

Кириенко и Горак во всем признались и выдали своего «лидера» с потрохами. Их выпустили под подписку о невыезде.

Под следствием оказался и петербуржец Юрий Глинский, которому платили за то, чтобы он изображал из себя хозяина захваченного помещения.

«Номинальный директор» тоже «заложил» Зайферт, рассказав, что, когда его вызывали в правоохранительные органы, она набросала ему «текст показаний» и даже проверила, правильно ли он его выучил.

На бывшего судью также закивали сотрудники 5-го отдела ОРЧ ГУВД, подтвердив, что, когда они начали заниматься этим делом, Зайферт приходила к ним в здание, «вела себя агрессивно, угрожала неприятностями по службе», непрозрачно намекая на свое высокое положение в правоохранительной системе Петербурга.

Выдали женщину и многочисленные телефонные переговоры с несостоявшимися рейдерами. Интересно, что потерпевшие владельцы помещения не настаивали на суровом приговоре.

На днях Дзержинский районный суд приговорил Татьяну Зайферт к 3,6 года колонии общего режима (прокурор просил 6,6 года), Кириенко — к 3 годам общего режима, а Горака и Глинского — к условным срокам (3 и 2 года соответственно). Михаила Кириенко заковали в наручники прямо в зале суда.

А Татьяна Зайферт, и так находившая под стражей, достала из сумочки написанное рукой ходатайство об ознакомлении с протоколом и вручила его коллеге Морозовой, только что отчитавшей многочасовой приговор, — по всему видно, что осужденный судья продолжит борьбу.

Ведь она по-прежнему настаивает на своей невиновности.

Татьяна Зайферт уверяла суд, что действительно знакома с Кириенко, еще с лета 2009 года, тогда она «консультировала его по вопросам гражданского права за оплату».

В общем, занималась обычной юридической практикой (на тот момент она еще не была адвокатом, а только судьей в отставке).

Помогала клиенту составлять договор аренды злополучного здания на Лиговке, однако никаких других консультаций ему не оказывала.

В один из февральских дней 2010-го ей действительно звонил Кириенко и спрашивал, нет ли у нее знакомых в охранном предприятии, чтобы нанять охрану для офиса. Зайферт якобы переговорила со своими знакомыми, один из них согласился — то есть она помогла мужчинам обменяться контактами, но в дальнейшем в их дела не вмешивалась.

В отдел полиции Татьяна Зайферт, по ее словам, в рамках этого дела вообще не приходила, поэтому не могла вести себя там «агрессивно» и писать преступникам тексты показаний. Зайферт уверяет, что в это время она сильно болела и почти из дома не выходила (исключая походы к медикам), у нее имеется больничный лист.

Экс-судья уверена, что уголовное дело — «заказное», а все, кто давал против нее показания, — подверглись давлению. Якобы все это инициировали «лица, обладающие властными полномочия и значительными связями», а все потому, что она была помощницей депутата Ольги Литвиненко и оказывала ей юридическую помощь.

Громкий конфликт семейства Литвиненко стал достоянием общественности еще в 2011 году.

Владимир Литвиненко, ректор Горного института и глава предвыборного штаба Владимира Путина, публично рассорился со своей дочерью Ольгой, депутатом Законодательного собрания от «Справедливой России». Это случилось после того, как у Ольги родился ребенок.

Дескать, дедушка и бабушка пытались взять на себя роль родителей. Конфликт с отцом, судя по многочисленным интервью Ольги, произошел на почве разногласий в вопросе о том, кто должен воспитывать малышку. Ссора переросла в судебные тяжбы.

Ольге, по ее заявлению, в результате гонений пришлось покинуть Россию, опасаясь за свою жизнь.

— В результате семейного конфликта начались гонения на всех помощников Литвиненко — в настоящее время все привлечены к уголовной ответственности, а некоторые уже осуждены, — говорила в суде Татьяна Зайферт.

Сама «опальная» Ольга Литвиненко в интервью называла Татьяну Зайферт своим «главным юридическим советником», которая «не побоялся выступать на суде» в ее защиту. «С ней мы выиграли первое дело в районном суде по моей дочери», — заявляла Ольга.

Уголовному преследованию подверглись и другие помощники дочери влиятельного ректора. Мария Рябкова признана виновной в применении насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти и приговорена к штрафу в 30 000 рублей.

Под уголовным следствием находится также Сергей Курбатов. Илья Хлусов обвинен в мошенничестве, он признал вину и получил 1,5 года условно. Руслан Прасолов приговорен к 1,5 годам неволи.

Интересно, что два последних приговора связаны с хищением около 3,6 миллиона бюджетных денег, которые депутат Ольга Литвиненко выделила администрации Петроградского района на проведение праздников. Как выяснили следователи, часть денег была похищена людьми Литвиненко.

В связи с этим делом у следствия есть вопросы и к самой Ольге, но она находится за пределами России.

Впрочем, если семейный конфликт и инициировал интерес следствия к этим людям, это еще не значит, что «дым был без огня». Так или иначе, кому, как не бывшему судье, знать, что у нее есть право обжаловать приговор и доказать свою невиновность в высшей судебной инстанции.

Источник: MK.RU Санкт-Петербург от 19.03.2014

Источник: https://advokat-rating.ru/chyernyy-spisok-advokatov/zayfert-tatyana-evgenevna/

Дзержинский суд преподал адвокатский урок

Татьяна зайферт
Рестораторы и ученые обсудят фуд-тренды прошлого и будущегоПодлинную историю Кисы Воробьянинова представит «Приют комедианта»Парфюмерный историк расскажет про запахи как часть шоу-бизнесаВ Карабахе погиб российский офицер.

Он умер по дороге в больницуБарак Обама назвал «Дылду» одним из любимых фильмов годаСмольный задумался о покупке второй бесплатной газетыРосстат: Безработица в ноябре 2020 года снизилась до 6,1%Итоги недели с Андреем Константиновым:Эксперты назвали европейские города с самым высоким уровнем жизниВ Приморском крае поймали тигрицу, нападавшую на собак в сёлахДепутат Госдумы от КПРФ умер из-за коронавирусаВ Швейцарии легализовали однополые бракиПредыдущие новостиАрхив материалов

Адвокату непозволительно содействовать продаже похищенного имущества – он становится соучастником преступления, а не юристом, представляющим интересы клиента. Таково резюме приговора Дзержинского районного суда Петербурга, вынесенного адвокату и бывшей судье Татьяне Зайферт. Её наказание: три с половиной года лишения свободы.

Антон Ваганов, ДП

Адвокату непозволительно содействовать продаже похищенного имущества – он становится соучастником преступления, а не юристом, представляющим интересы клиента. Таково резюме приговора Дзержинского районного суда Петербурга, вынесенного адвокату и бывшей судье Татьяне Зайферт. Её наказание: три с половиной года лишения свободы.

Цена юридического сопровождения

Татьяна Зайферт много лет работала судьёй Калининского районного суда Петербурга, потом она стала помощницей бывшего депутата Законодательного собрания Петербурга Ольги Литвиненко, затем стала адвокатом.

Сегодня судья Дзержинского суда Анжелика Морозова признала её виновной в совершении преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 30 и частью 4 статьи 159 УК РФ (покушение на мошенничество, совершённое организованной группой … в особо крупном размере).

Приговор Татьяне Зайферт: 3,6 года лишения свободы.

Приговоры другим подсудимым существенно мягче: Кириенко – 3 года, Гораку – 3 года условно с испытательным сроком 3 года и Глинскому – 2 года условно с испытательным сроком 2 года.

В отличие от Татьяны Зайферт, они с самого начала признали свою вину, сотрудничали со следствием и приходили в зал суда сами из дома. Зайферт всё это время содержалась под арестом.

По версии следствия, к Татьяне Зайферт обратились граждане, просившие о юридическом сопровождении одной сделки. Они принесли документы, из которых следовало, будто они являются собственниками некоего ЗАО «Итус-Тур», которому принадлежит нежилое помещение, расположенное в доме № 66-64, лит. «А», на Лиговском проспекте. Следствие полагает, что стоит оно не менее 9 300 000 рублей.

Бизнесмены хотели продать помещение, однако испытывали дискомфорт в связи с внутренним конфликтом: имелись люди, полагавшие, будто именно они имеют права на данное имущество. Эти люди обратились в суд и в правоохранительные органы.

Татьяна Зайферт наняла охранное предприятие, обеспечившее доступ в продаваемое помещение только тем лицам, которых хотели туда допустить её клиенты.

Ещё она научила их, как правильно вести себя в правоохранительных органах, как организовать сам процесс продажи помещения, плюс, как полагает следователь, «дала заведомо ложные объяснения» сотруднику УБЭП, проводившему проверку по заявлению других претендентов на продаваемое помещение.

Проще говоря, Татьяна Зайферт организовала полноценное юридическое сопровождение сделки, что, по мнению следствия, стало частью рейдерского захвата.

Почти все юристы делают это

В принципе, это обычная для юристов ситуация: приходит бизнесмен к адвокату и просит помочь юридически корректно продать принадлежащее ему помещение в центре города.

Бизнесмен предупреждает: сделка не всем приятна — кто-то мешает, кто-то жалуется в официальные инстанции, из-за чего и требуются услуги опытного юриста. Сделка не из дешёвых, гонорар, обещанный адвокату, соответственно, весьма привлекательный.

Задача адвоката: обеспечить передачу объекта новому собственнику и получение денег клиентом. И всё вопреки противодействию со стороны кого-то, кто недоволен сделкой.

Стоит ли адвокату выяснить причины недовольства оппонентов? Должен ли адвокат проверить подлинность документов, подтверждающих права собственности потенциального клиента на продаваемое имущество? Подлежит ли он привлечению к уголовной ответственности вместе со своими клиентами, если сам никакого отношения к хищению не имел?

Дзержинский районный суд Петербурга ответил на эти вопросы положительно. И сегодняшний приговор чрезвычайно важен для всего юридического сообщества: в принципе, Татьяна Зайферт сделала то, что каждый день делают тысячи других юристов.

Мнения разделились

«Фонтанка» уже спрашивала представителей петербургского юридического сообщества об их отношении к такой ситуации и получила диаметрально противоположные ответы.

Вице-президент Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Андрей Савич считает, что адвокат исходит из достоверности предоставленных клиентом документов и не должен проверять их, потому что адвокат — это не правоохранительный орган. По мнению Андрея Савича, адвокат не несёт ответственности за действия клиента.

– Адвокат действует не от своего имени, а от имени своих доверителей, – заявил «Фонтанке» господин Савич, – поэтому все правовые обязанности возникают у доверителя. Это общемировой принцип, а не только наших, российских адвокатов…

Председатель ревизионной комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Сулик Бородатый придерживается прямо противоположной точки зрения. Он сказал автору этих строк, что обязательно проверяет подлинность документов, которые предоставляют ему потенциальные клиенты, перед тем, как заключить с ними соглашение о юридическом сопровождении сделки.

– Я считаю, что адвокат должен так поступать, чтобы потом не оказаться в двусмысленной ситуации, – сказал автору этих строк Сулик Бородатый.

Интересно, что свои фактически противоположные заявления по одному и тому же вопросу оба уважаемых адвоката сделали со ссылкой на Кодекс профессиональной этики адвоката. И действительно, в этом документе содержатся указания, которые применительно к нашей ситуации можно трактовать как взаимоисключающие:

Часть 1-я статьи 10 Кодекса гласит: «Закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы или указания доверителя, направленные к несоблюдению закона … не могут быть исполнены адвокатом».

Именно об этом сказал нам Сулик Бородатый.

Но часть 7-я статьи 10 Кодекса гласит: «При исполнении поручения адвокат исходит из презумпции достоверности документов и информации, представленных доверителем, и не проводит их дополнительной проверки».
Об этом заявил нам Андрей Савич.

Константин Шмелёв,
«Фонтанка.ру»

© Фонтанка.Ру

В течение последних 2 лет правоохранительные органы предъявили претензии к 5 бывшим помощникам бывшего депутата Законодательного собрания Петербурга Ольги Литвиненко — Татьяна Зайферт одна из них.

И на судебном заседании, посвящённом продлению её ареста, она так и заявила: уголовное преследование связано с конфликтом между Ольгой Литвиненко и её отцом – ректором Национального минерально-сырьевого университета «Горный» Владимиром Литвиненко (известен широкой общественности прежде всего как глава предвыборного штаба российского президента Владимира Путина).

Рассылка “Фонтанки”: главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://www.fontanka.ru/2014/03/13/173/

Бывшая судья рассказала о своей жизни за решеткой

Татьяна зайферт

Бывшая судья Калининского районного суда Петербурга Татьяна Зайферт была арестована 11 июля на заседании Квалификационной коллегии судей, сразу после того как девять из 12 членов коллегии проали за удовлетворение ходатайства главы Следственного комитета Александра Бастрыкина о заключении ее под стражу (такая процедура обязательна для ареста судьей, как действующих, так и бывших. — Ред.).

Татьяну Зайферт обвиняют в «покушении на мошенничество» — по версии следствия, она «приняла на себя роль лидера организованной преступной группы» в деле о рейдерском захвате помещения.

Сама Зайферт говорит о своей невиновности и связывает уголовное преследование с делом семьи ректора Горного университета и доверенного лица Путина Владимира Литвиненко: будучи помощником его дочери, депутата ЗакСа Ольги Литвиненко, Зайферт представляла ее интересы в судебной тяжбе с отцом за ее дочь Эстер-Марию.

Татьяна Зайферт — участница проекта «Судьи о правосудии» на портале PublicPost. Она также ведет блог «Письма судьи из СИЗО». «МР» публикует отрывки из ее записок.

«Здравствуйте, товарищ судья!»

«…В СИЗО меня встретили с уважением (а может, и со страхом), приезжал даже чиновник из отдела собственной безопасности УФСИН. Мне даже сначала камеру продемонстрировали, чтобы я убедилась, что она приличная.

По местным меркам действительно приличная: нас трое, есть холодильник, телевизор, горячая вода (правда, не всегда).

Но условия безопасного содержания не соблюдаются: одна из сокамерниц ранее судима, сейчас осуждена второй раз, тогда как судимых и несудимых должны содержать отдельно».

«Весь инвентарь — кровати, одеяла — 1958 года рождения (я не шучу). Решетки на окнах с двух сторон, и приварены, так что если пожар, не успеют. Есть ту пищу, которую тут дают, — опасно для здоровья.

Душ — один раз в неделю! В принципе, судья не представляет, что такое СИЗО. Адвокаты, за редким исключением, тоже не вникают [в условия содержания их подзащитных], они всегда спешат.

По сути, ни судья, ни адвокат не в состоянии оценить, что происходит внутри».

«В медсанчасти я встретила женщину, которую осудила в 2007 году.

К приговору она претензий не имела — получила условный срок (что-то с наркотиками), но в 2011 она перестала отмечаться, и суд заменил условное осуждение на реальное.

Почему-то она решила, что это сделала я, хотя я с 2008 года судьей не работаю. С трудом ей объяснили, что я ни при чем, при этом я сидела в клетке, а она стояла рядом.

Вскоре после этого я шла по территории с одним охранником, а рядом человек 20 мужчин из спецотряда (осужденные, работающие в СИЗО) разгружали машину.

Один из них радостно закричал:  «Здравствуйте, товарищ судья!» Остальные тут же отреагировали:  «Тамбовский волк ей товарищ!» Я за свои приговоры спокойна — ни одного неправосудного я не выносила.

Но это с моей точки зрения. А с другой стороны?

Те, кого я судила, практически уже не сидят. Из тех, кто здесь, в основном статья 228 (наркотики) и 159 (мошенничество) — по ней идет много бухгалтеров и юристов, и даже заместитель руководителя нотариальной палаты Санкт-Петербурга».

О сокамерницах

«Про сидящих со мной. Одна из них — Лена С., бывший сотрудник ИВС (Изолятор временного содержания) города Гатчины. Обвиняется в смерти собственной дочери (ст. 116, 111 ч. 4 УК РФ). Спрашивает меня, разберется суд или нет. Что я могу ей сказать? Что вряд ли кто будет разбираться в трудностях ее жизни, родов и воспитания детей без отцов?

Вторая сокамерница первый раз получила условный срок за карманные кражи, при этом умудрилась сбежать от полиции при проверке показаний на месте, потом ее поймали, но она опять сбежала из  уголовного розыска и уехала в другой город, где ее все же нашли. Когда ее привезли в СИЗО, она сказала, что работала в милиции, и никто не стал проверять. На самом деле она закончила платный факультет университета МВД, но в милиции никогда не работала».

«С общением тут сложно. Лену политика не интересует — для нее это темный лес.

Девушка из соседней камеры, у которой во рту в 20 лет один зуб и у которой уже скоро живот на 8-й месяц потянет, не может понять: она беременна или это гепатит? Вторая [сокамерница] в силу образования интересовалась (политикой), мы с ней обсуждали, что происходит. Обсуждали и фарс с Pussy Riot. Но не могу сказать, что это тут было очень обсуждаемо.

Эти люди выключены из происходящего в стране. По телевизору смотрят «Пусть говорят», «Давай поженимся», «Каникулы в Мексике». Потому что даже посмотреть какой-либо фильм от начала до конца — это надо напрячься. А Магнитского вспоминают только сотрудники следственной части при общении по моим заявлениям о состоянии здоровья».

«Когда я пришла в камеру, женщины натерли мне матрац мылом — от клопов. Ночью даже под одеялом холодно. Попросила второе — не положено в соответствии с приказом Минюста номер 189 от 14.10.2005 года. Интересно, а министр когда-нибудь его сам читал?»

«Дома спрашивали: «Ты куда деньги деваешь?»

«Следователь по моему делу — бывший следователь прокуратуры Калининского района, работал в период, когда я там работала судьей. Зампрокурора Петербурга тогда работал прокурором Калининского района.

Я выносила оправдательные приговоры, возвращала дела, выносила большое количество частных определений по нарушениям, допущенным при проведении предварительного расследования. Все это вызывало ненависть со стороны прокуратуры.

Операми, сопровождающими мое дело, руководит бывший начальник убойного отдела по Калининскому району. Мною был осужден его родной брат — сотрудник милиции. Эти люди могут быть объективными? Или беспристрастными?»

«Будучи судьей, я читала «Российскую газету», и там было написано, что рядовой судья в РФ получает 80 тысяч рублей (это был 2005 год). А я только что получила зарплату— 35 тысяч. Дома спрашивали: «Ты куда деньги деваешь?»

Неприкасаемость? А что это такое? То, что судью нельзя так просто забрать в полицию? Так судей на весь Петербург около 400 человек, можно посчитать вероятность совершения ими чего-то такого, за что надо сразу забирать. Каждый год в РФ гибнет четыре судьи. Ты выходишь из суда в 9 часов вечера на улицу — и ты один на один с теми, кого ты судишь.

«Когда они выйдут – кто меня защитит?»

«Самый большой срок по приговору, вынесенному мной, — 18 лет. Мужчина снимал комнату у пожилой женщины. Убил ее жестоко, изнасиловал после смерти, после чего украл ее вещи.

Сутки после убийства звонил по телефону «для взрослых», потом пытался сдать комнату в квартире (при этом во второй комнате лежал труп), а когда не сдал — привел туда своего восьмилетнего сына и жил там еще неделю.

Написал мне из изолятора, что если я дам ему больше семи лет — он повесится. Не повесился, а регулярно жаловался в Верховный суд. Тот оставил все в силе.

Был еще приговор на 16 лет. Наркоман со стажем высматривал девушек, вбегал за ними в парадную и бил кастетом по голове, после чего забирал вещи и украшения. Одна девочка после того потеряла нюх, другая — память.

Нашли его только благодаря тому, что в подъезде, где он совершил нападение, была видеокамера. На видеозаписи видно, что он ударил девочку сзади, потом затащил ее в лифт и стал по ней прыгать. Зачем — непонятно.

Городской суд оставил мой приговор в силе.

Только вот выйдут они по УДО — кто защитит меня?»

Полная версия — на publicpost.ru.

О проекте: «Судьи о правосудии» — проект портала РublicPost. Журналист Мария Эйсмонт разговаривает с российскими судьями — бывшими, в отставке, — которые рассказывают о том, как на самом деле устроена наша судебная система.

Источник: https://mr-7.ru/articles/62578/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.