Вадим валентинович лапин

Лапин Вадим Валентинович

Вадим валентинович лапин

Совладелец Ginza Project

«Биография»

Родился 2 ноября 1963 в Санкт-Петербурге, Россия

Деятельность

В ресторанном бизнесе уже более 13 лет. До этого занимался продажей продуктов из Европы, с 1995 года вводил на петербургский рынок новые европейские марки одежды. В 2003 году решил заняться с партнерами ресторанным бизнесом.

В этом же году был открыт первый проект – флагманский ресторан будущего холдинга Ginza Project ресторан японской кухни Ginza. Постепенно холдинг развивался не только в Петербурге, но и осваивал столицу и другие страны мира.

На данный момент холдинг насчитывает более 100 проектов в сфере ресторанного и развлекательного бизнеса.

Занимал 198 место в «е миллиардеров ДП — 2015». Состояние оценивалось в 1,2 млрд рублей.

Занимал 247 место в «е миллиардеров ДП — 2016». Состояние оценивалось в 1,2 млрд рублей. Основные активы: Холдинг Ginza Project.

В 2015 году стоимость активов Лапина не изменилась. Выручка петербургских ресторанов Ginza Project оценивается более чем в 700 млн рублей.

Участвует в «е миллиардеров ДП — 2017»

«Связи / Партнеры»

Сергеев Дмитрий — Основатель, Совладелец в Ginza project

«Компании»

Ginza project

«Новости»

Стали известны операторы питания для VIP-гостей на чемпионате мира

Оргкомитет чемпионата мира по футболу выбрал поставщиков ресторанных услуг для гостей VIP и VVIP-зон на стадионах, принимающих матчи. На эти места приглашаются гости оргкомитета и делегации.

«Арена фудс» организует питание на стадионах в Казани, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Самаре и на стадионе «Спартак» в Москве. Эта же компания отвечает за питание болельщиков. Кейтеринг входит в группу компаний «Шоколадница» Алексея Колобова.

Источник:http://www.the-village.ru/village/food/food-news/308527-chm

Названа компания, которая будет кормить випов и болельщиков на ЧМ в Екатеринбурге

Питание болельщиков и важных персон на матчах чемпионата мира по футболу в Екатеринбурге будет обеспечивать компания «Арена фудс», входящая в группу компаний Алексея Колобова «Шоколадница». Об этом сообщил генеральный директор оргкомитета ЧМ-2018 Алексей Сорокин.

«Арена фудс» будет кормить VIP (места по приглашениям для гостей оргкомитета и делегаций) в Казани, Нижнем Новгороде, Самаре и Москве, а также болельщиков на всех стадионах, пишет «Коммерсант». Помимо данной компании, ресторанные услуги будут оказывать «Новиков кейтеринг» (в Москве и Сочи) и Ginza Project (Петербург).

Группа «Фьюжн» (была оператором питания на Олимпиаде в Сочи) обслужит дорогих гостей в Ростове, Калининграде, Волгограде и Саранске.Источник:https://ura.news/news/1052330281

Сооснователь Ginza Вадим Лапин выиграл в суде у ресторатора Владимира Спирина

Сооснователь и совладелец Ginza Project Вадим Лапин выиграл в суде у ресторатора Владимира Спирина. Последний пытался доказать фиктивность сделок по продаже Ginza Project своих долей в ресторанах «На речке» и SunDay.

Ресторатор Владимир Спирин, пытавшийся отсудить проданные Ginza Project в 2013 году доли в ресторанах «На речке» и SunDay, проиграл кассацию. В среду об этом сообщили представители Ginza, эту информацию подтвердила и вторая сторона.Источник:https://www.dp.

ru/a/2017/09/20/Soosnovatel_Ginza_Vadim/

Ginza Project инвестирует 750 млн руб. в продуктовую сеть

Сеть продуктовых магазинов All Foods, входящая в ресторанный холдинг Ginza Project, в течение трех лет увеличится на порядок.

В кризис россияне готовы скорее экономить на походах в рестораны, чем на покупках едыРесторанный холдинг Ginza Project откроет 30 продуктовых магазинов All Foods в ближайшие три года в российских городах-миллионниках, рассказал РБК основатель и старший партнер холдинга Дмитрий Сергеев. Инвестиции в один магазин составляют около 25 млн руб.

, в некоторых будут участвовать сторонние инвесторы, отметил он. Таким образом, всего на открытие сети будет потрачено 750 млн руб.Источник:https://www.rbc.ru/business/31/05/2017/592d754a9a79473c66bef1e3 В состав совета директоров Заубер Банка вошел совладелец ресторанного холдинга Ginza Project Вадим Лапин.

На этом посту Лапин сменил гендиректора «Типографии «Печатня» Ирину Руденя, сообщил пресс-центр финансовой организации.По словам акционера банка Алексея Смолянова, изменение проведено, чтобы повысить эффективность решения новых задач. Вадим Лапин будет курировать вопросы оценки рисков и оплаты труда.Источник:https://www.rbc.ru/spb_sz/09/06/2017/593a7a0b9a7947469013cee9

Источник: https://whoiswhopersona.info/archives/131268

Вадим Лапин

Вадим валентинович лапин

Кто вы по образованию?

Я экономист, закончил Инжэкон. Время, когда я учился, было неспокойное – трудно было понять, какие профессии будут востребованы. Экономическое образование я считал универсальным. Среди моих преподавателей, между прочим, был Анатолий Чубайс, он вел у нас предмет «Научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки», объяснял алгоритм написания научной работы. Уже тогда было понятно, что Чубайс на экономику смотрит шире, чем все прочие выросшие при социализме. Я считаю, что во время перестройки он, Егор Гайдар и еще группа политиков перевели страну на правильные рельсы. Конечно, что-то можно было сделать менее болезненно для населения, но вы же знаете, как у нас все происходит. Я уверен, что Чубайса еще оценят в будущем, хотя сейчас он в народе не популярен. Мне очень повезло, что я учился у такого прогрессивного преподавателя.

Как вы пришли в ресторанный бизнес?

Как и все, случайно, по совету своего друга Димы Сергеева, бизнесмена из Москвы. Там открылось огромное количество суши-баров, и он посоветовал мне сделать такое же заведение здесь. Как раз в то время другие мои друзья, владельцы фитнес-центра, хотели открыть по соседству ресторан здорового питания. А у нас ведь с полезной едой почему-то ассоциируются исключительно суши. Так появилась Ginza.

А вы сами умеете готовить?

Конечно. Могу сделать борщ, уху, грибной суп, причем по всем правилам. Я жил в очень хлебосольной семье, на праздники к нам приходило много гостей, и я всегда помогал маме покупать продукты на рынке, готовить, знал, как сделать любой салат. У нас были свои фирменные рецепты, оставшиеся от бабушки: наполеон, сметанник. Бабушкины пироги – это вообще самое яркое воспоминание из моего детства. Они были совершенно изумительные, просто таяли во рту! Теперь пирожки по этому рецепту пекут в ресторане «Мари Vanna».

Рестораторов в городе не так много. Соревнуетесь?

Когда-то мы все говорили: мы не конкуренты, чем больше хороших ресторанов, тем лучше. Но сейчас соперничество уже ощущается, каждый старается стать первым. Тем не менее у меня прекрасные отношения с рестораторами Эдиком Мурадяном, Арамом Мнацакановым, Леней Гарбаром, Вовой Львовским, Женей Пригожиным. Мы давно знакомы, это мои друзья по жизни.

Со стороны кажется, что ваш бизнес развивается стабильно и без эксцессов. Но ведь наверняка и с непредвиденными обстоятельствами сталкиваться приходилось?

Пару лет назад в ресторане Ginza случился пожар. В тот вечер там выступала группа «ВИА Гра». Когда девушки исполняли заключительную песню, загорелся занавес. Это было эффектно – гости решили, что видят кульминацию программы. Наутро, когда новость о пожаре разлетелась по городу, многие приехали посмотреть на пепелище, но сгорела только терраса, ресторан работал как ни в чем не бывало. Друзья потом долго спрашивали, не приснилось ли им все это.

Большинство людей в ресторане отдыхают, вы – и отдыхаете, и работаете. Как вы проводите досуг?

Скажу честно, даже на досуге меня тянет в рестораны. Заглядывать с друзьями в свои заведения я не люблю: там действительно чувствуешь себя как на работе, замечаешь недочеты, начинаешь нервничать; друзья тоже нервничают, что ты не уделяешь им должного внимания. Поэтому если мы хотим пообщаться и поболтать, ходим в «чужие» места, где нас не знают. Кроме того, я люблю спорт и путешествия. Недавно пошел заниматься боксом ради аэробной нагрузки – мне очень понравилось, такой интеллектуальный вид спорта оказался! Англичане-то были не дураки. Даже чисто технически попасть в лицо другого человека очень сложно, почти как в фехтовании. К тому же идет очень интенсивная нагрузка: сорок минут в боксе – это как два часа в фитнесе.

Вы много путешествуете. В какой стране вам нравится больше всего?

В Италии. Итальянцы очень похожи на русских и темпераментом, и ментальностью. Например, понятие «друг» у них всегда выше понятия «долг». Они менее вредные, чем остальные европейцы, в меньшей степени националисты, чем французы и немцы. В Италии я не чувствую себя иностранцем, мне там дышится легко и свободно.

Некоторые бизнесмены говорят, что раз в пять-десять лет надо менять сферу бизнеса, чтобы не было скучно. У вас не возникало желания заняться чем-то принципиально новым?

Когда ты понимаешь, что достиг всего, чего мог, пожалуй, стоит двигаться в другом направлении. Но если ты видишь перед собой поле непаханое, делать это рано. Ресторанный рынок в России пока находится в зачаточном состоянии, поэтому еще многое предстоит делать и переделывать. У меня на ближайшие пять-десять лет очень большие планы.

Источник: https://www.sobaka.ru/city/portrety/3771

Афиша Город: Лапины дочки – Архив

Вадим валентинович лапин

— Ходят слухи, что вы ищете 100 помещений в Москве под «Япошу».

— Ну да.

— Сто помещений?

— Просто продолжаем развивать «Япошу» и планируем три сетевых проекта. А так в ближайшее время еще десяток ресторанов откроем. Или пятнадцать. Да, штук 15–20 к осени откроем.

— Новикова обогнали уже?

— У него полтинник есть уже? Ну мы рядом где-то. В Петербурге летом еще несколько штук откроем. Еще весной в Нью-Йорке в Meatpacking District откроется лаунж-бар Double Seven.

Cейчас мы досматриваем еще помещение одно, тоже в Meatpacking. У нас в Нью-Йорке хорошо рестораны идут — и «Мари Ванна», и Los Dados.

Неделю назад в «Мари Ванне» Клинтоны отметили день рождения дочери, а за неделю до этого Мик Джаггер с семьей был. Все едят сало, представляете? Им это прикольно.

— Как это они называют? Стопроцентный fat?

— Да так и называют: сало. Борщ еще с бефстрогановом метут, пельмени. Но сало — это хит.

— Это правда, что вы потратили 2 миллиона долларов, чтобы «Япошку» в «Япошу» переименовать?

— Ну а сколько, вы думаете, надо — все меню-вывески поменять?

— И зачем это надо было?

— Скажем так, в большей степени из-за ­планов на будущее, связанных с политкор­ректностью.

— Где вы в свои заведения работников ­находите?

— На самом деле первый ресторан тяжело открыть, второй ресторан тоже тяжело, третий еще тяжелее, чем первый и второй, а потом уже проще. Формируется команда — и если она успешная, люди сами собой находятся.

— А официанты? Опытных ищете или, как у Новикова, с улицы берете и выращиваете?

— Молодых растим.

— А постарше не берете? Как в «Маминой пасте»: все официантки — женщины за сорок.

— О, это мечта каждого ресторатора, но у нас они просто еще не сформировались, ресторанный бизнес все-таки молодой еще.

— А научить людей постарше?

— Мы в это не верим. Переучить никого не­возможно. К нам приходили с круизных судов официанты, им уже за 30, так вот, их было аб­солютно уже ничему научить невозможно. Зато у нас хостес отличные.

Они все очень красивые, в них влюбляются, женятся. Есть правило такое: девушки работают хостес два-три месяца — и все, очень быстро выходят замуж.

Недавно даже один мой достаточно близкий товарищ увел хостес из караоке «Джельсомино», женился, уже ребенок есть.

— Это вы с помощью хостес сделали мертвый «Манон» главным светским местом Москвы?

— Ну вы же сами знаете, успех ресторанного бизнеса не в чем-то конкретном, особенно в России. Успех чаще всего состоит из нюансов. Когда мы пришли в «Манон», то предложили Андрею (Деллосу, владельцу ресторана «Манон». — Прим. ред.) что-то корректировать.

Например, мы изменили барную стойку. Та, которая там была, нам показалась непривлекательной — из холодного металла, находиться за ней было некомфортно. Немного адаптировали кухню — она была вкусная, но мы понимали, что для этой аудитории нужно попроще.

Свет чуть-чуть приглушили. Звук исправили.

— То есть существует какой-то вполне конкретный рецепт успеха?

— Для каждого случая все индивидуально — вот официанты, например, у того же Айзека (Корреа, основателя сети кафе Correa’s. — Прим. ред.

) в первом ресторане на Грузинской очень friendly, там нет суперуслужливости, но при этом они спрашивают, как дела, разговаривают с тобой о чем-то. Для Correa’s это очень хорошо, а для какого-то другого места абсолютно неуместно.

Но стопроцентные рецепты тоже есть — напри­мер, кальян. Клубный проект без кальяна не­возможен.

— Откуда это у нас? Восточная совсем история вдруг превратилась в народную забаву.

— Я, честно говоря, не люблю кальян, но есть те, кто любит. Кто-то любит белые трюфели, а кто-то кальян. Люди выбирают места, где хороший кальян, и даже если кухня им не нравится, они все равно туда приезжают.

— Но это же не белые трюфели! Кальян — это массовое помешательство, все его теперь курят.

— Тенденция сейчас такая, но я думаю, что это может скоро пройти.

Вот был мате несколько лет назад, вы сейчас вспомните, что это такое? Это же полное помешательство, я сам бегал, искал эти трубочки специальные, калебас нигде нельзя было достать, какие-то люди привозили. Постоянно все спрашивали мате, если не было, никто не оставался, дальше шли искать. А кальяны… Может, они и дольше продержатся.

— А вам не кажется, что это надо как-то подавлять? Или невозможно с кальянами ­бороться?

— Где-то это странно — в «Пушкине» или в итальянском ресторане. В восточных, азиат­ских и тусовочных, мне кажется, нормально. Мы, кста­ти, в Нью-Йорке пытаемся купить заведение с калья­ном. У них там таких мест три, по-моему.

Мы их посмотрели, поняли, что это ужасно, и реши­ли сделать российскую кальянную, будет дико популярно. Нью-Йорк — это 25 миллионов насе­ления. На любое направление находятся свои потребители.

Даже если не будет массового ажиотажа, все равно найдешь тех любителей, которые будут приходить. Хотя бы одни русские, они все ищут, где кальяны.

— Ну а караоке? Это что? Тоже ведь азиатская традиция абсолютно.

— Ну это крик не крик, но душа поет. Мы за ка­раоке. Только пусть ведут себя хорошо, а то люди русские агрессивны, когда выпьют. Мы в Лондо­не караоке собираемся делать. Там точно пойдет, русских много, а все местные караоке ужасные. Вообще, в силу востребованности мы понимаем, что важно публике, сами себе наступаем на одно место и делаем, как просят.

Общие столы, например, знаете, как я люблю! Мы их везде пытаем­ся внедрять, у нас в «Пихто» стоит стол, в Ginza. Но вот у нас в нью-йоркской «Мари Ванне» все за таким столом сидят нормально, а здесь за них садятся только иностранцы. Не хочет никто вместе сидеть, ментальность такая. В Black Berry нам даже пришлось стол раздвинуть.

А вооб­ще мы за демократичный сегмент больше.

— А как же платье Одри Хепберн, которое вы за миллион для украшения кафе Tiffany’s пытались купить?

— Мы уже переделали Tiffany’s в «Бегемот», но я до сих пор жалею, что мы его на Christie’s не смогли купить.

Мы готовы были 700 тысяч заплатить, но платье ушло примерно за миллион какому-то сумасшедшему пакистанскому торговцу оружием.

Зато мы купили все остальное, что было про Одри, — афиши, фотографии, пригла­сительные на премьеру «Завтрака у Тиффани». А платье я сейчас и за миллион бы купил.

— И вы хотели миллион вложить в оформление ресторана?!

— Нам просто нравится все, что с Одри связано. Классная женщина.

— А Пэрис Хилтон как вам? Она у вас, говорят, в «Джельсомино» была.

— Ну так, прикольная. На диван залезла тут же, чего-то пела даже. Ну она же не актриса, это тебе не Одри.

— А у вас Медведев в ресторанах был?

— Путин с Медведевым в «Террасе» были в Петербурге.

— Что ели?

— Китайская утка им очень понравилась, двойную порцию попросили. Ели суши еще и пасту.

— А ресторан закрывали?

— Нет, они, наоборот, попросили, чтобы не за­крывали. Посетители вдруг замечали — бац! — и переставали понимать, что происходит. Нас предупредили заранее, что мы никому не имеем права ничего говорить. В Америке так же.

Мы за три дня знали, что Клинтоны будут, приез­жала служба безопасности проверять продукты, серти­фикаты всякие, везде охрана, и нам запретили в Америке говорить кому-либо об этом. Представьте, Хиллари две женщины охраняют. А Матвиенко «Террасу» очень любит и еще Francesco, она к нам ходит, несколько раз с Путиным приходила.

Во Francesco еще теперь все время Спалетти ходит (Лучано Спалетти, главный тренер «Зенита». — Прим. ред.).

— А к вам в караоке политики ходят?

— Еще как.

— И что поют?

— Ясное дело, патриотические песни, что ж еще. «Офицеры, офицеры, ваше сердце под прицелом». Душещипательно.

Источник: https://daily.afisha.ru/archive/gorod/archive/vadim_lapin_big/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть